< вернуться к списку

Интервью президента Гильдии продюсеров России Рената ДАВЛЕТЬЯРОВА обозревателю "Аргументы недели"

 

По мнению экспертов, Россия – один из самых привлекательных мировых рынков киноиндустрии. По уровню посещаемости кинотеатров она занимает 4-е место в Европе и 9-е в мире. При этом доступ в «храмы искусства» имеют лишь 40 млн. россиян, а активных кинозрителей в России, по оценке независимой компании Movie Research, всего 4 млн. человек. По итогам 2012 г., кассовые сборы составили 39,4 млрд. рублей, из них только 6,1 млрд., или 15,5%, приходится на долю отечественного кино. С недавних пор государство стало проявлять повышенный интерес к российской киноиндустрии. При Министерстве культуры и комитете по культуре Госдумы созданы рабочие группы, которые пытаются найти пути решения многочисленных проблем отечественного кино. Членом обеих групп является известный продюсер и режиссёр, президент Гильдии продюсеров России Ренат ДАВЛЕТЬЯРОВ, с которым обозреватель «АН» и поговорил об острых вопросах российского кинематографа.


- Ренат, на слуху у рядового зрителя пока одно предложение наших депутатов-законодателей: сократить показ в кинотеатрах западного кино до 20%, увеличить квоту для нашего до 80%. Похоже на известный хрущёвский лозунг «Догнать и перегнать Америку». И так же попахивает волюнтаризмом….


– Недавно состоялось заседание комитета Госдумы по культуре, в результате которого законопроект, разработанный депутатом от ЛДПР Дмитрием Литвинцевым, запрещающий иностранным кинематографистам снимать фильмы в России и вводящий 80%-ную квоту на показ отечественных лент в кинотеатрах, был отозван. Помимо законопроекта Литвинцева на рассмотрении в Госдуме находится документ, подготовленный Сергеем Железняком и Марией Кожевниковой. В нём предлагается ввести квоту в 20% на показ российских фильмов в кинотеатрах. Но, понимаете, вопрос квотирования не является самым главным в череде насущных проблем нашей кинематографии. Есть более глубокие проблемы, в которых и пытаются разобраться рабочая группа при комитете культуры в Госдуме и комиссия, созданная при Министерстве культуры. Впервые на моей памяти так системно определяются болевые точки кинематографического сообщества.

 

– Трудно представить подобные обсуждения, скажем, в американском сенате, согласитесь?

 

– Давайте исходить из того, что нигде, кроме России, и ещё, пожалуй, Франции, государство так не финансирует кино. Поэтому, на мой взгляд, это единственно правильный путь: государство должно формулировать какие-то задачи. Потому что оно является основным игроком на рынке. Понятно, что мы не снимаем только на государственные деньги, но если государство завтра уйдёт из кино, я вас уверяю, наше кинопроизводство встанет.

 

– Если вернуться к вопросу о квотах. Откуда депутат от ЛДПР Дмитрий Литвинцев вообще взял эту цифру – 80%? В прошлом году на наши экраны вышло 84 новых отечественных фильма и 396 зарубежных картин. То есть очевидно, что российское кино просто физически не может заполнить эту квоту!


–Я считаю, депутата Литвинцева ввели в заблуждение его консультанты. Мы не можем закрыть нашими картинами не то что 80, а даже 40%. На данное замечание депутат, кстати, ответил так: надо показывать старое советское кино…

 

– А вы не любите старое советское кино?


– Я-то люблю. Абсолютно убеждён, что, например, «Кубанские казаки» – великий фильм. Технологически он сделан просто потрясающе! Портреты, движение камеры, панорама, монтаж. Всё очень крепко и качественно. Был у нас и Тарковский, и Кончаловский, Гайдай, Рязанов и др. Но, по-честному, достойных картин – 500 названий за 50 лет. Остальное – фильмы про страдания доярки из-за неудавшейся любви, механизатора – от неурожая, о том, как люди отказываются от премии… Так что всерьёз обсуждать предложение о показе в кинотеатрах старого советского кино невозможно.

 

Плюс в законопроекте Литвинцева звучали такие экзотические тезисы, как, например, запретить совместное производство фильмов с иностранцами. Простите, а где эта очередь из зарубежных компаний? Каждая страна борется за то, чтобы привлечь к себе капиталы. Но это, видимо, не про нас… Был такой показательный случай, когда команда знаменитого боевика «Миссия невыполнима» с Томом Крузом приехала в Москву, чтобы снять здесь значительную часть фильма. Они посмотрели-посмотрели – и уехали снимать Москву в Прагу. Потому что нет у нас ни инфраструктуры, ни какой-либо поддержки, ни того, нисего…

 

– С квотами всё более-менее понятно, но не кажется ли вам, что надо как-то сократить количество второсортных американских фильмов, заполонивших российский прокат?


– Проблема существует. Дело вот в чём. В год выходит примерно 40 крупных американских картин, которые, честно говоря, никакими российскими или европейскими шедеврами не перешибёшь. Это мировые блокбастеры. Вот только что поступила информация: новый фильм «Хоббит: нежданное путешествие» перешагнул по кассовым сборам в мире за миллиард долларов. Это двадцатый случай в истории кино. Но к подобным картинам прилагаются в пакете ещё несколько фильмов. Так происходит со всеми блокбастерами. И я считаю, подобное «пакетирование» наносит огромный вред нашему кинематографу. По контракту прокатчики обязаны ставить в расписание кинотеатров эти второстепенные картины. Может, они в итоге и собирают столько же денег, сколько собирает хорошая российская картина с реальным зрительским потенциалом, только что вышедшая в прокат. Но засилье американского «балласта» приводит к тому, что российский фильм меньше живёт на экране, занимает меньше сеансов, собирает меньше денег и так далее. И ещё. С помощью второстепенных американских картин мы выращиваем публику, которая, образно говоря, ничего, кроме попкорна, жевать не может. Это проблема нравственная, не финансовая, но её тоже надо иметь в виду.

 

– Давайте поговорим и о других болевых точках отечественного кинематографа!


– Очень серьёзная проблема – пиратские показы кино в Интернете. Существует масса сайтов, где можно скачивать любое кино. Это очень мешает нашему бизнесу, в разы сокращает количество зрителей в кинотеатрах. Когда у нас вышла в прокат картина «Любовь-морковь», мы получали в неделю 4 миллиона скачиваний! Эта безнаказанность в Интернете, кроме того что ударяет по кинотеатральному показу, убила DVD-рынок в стране. Его нет, можно поставить на нём крест! А ведь на Западе он успешно существует, и параллельно активно развивается легальный Интернет. В цивилизованных странах к пиратам и пользователям их контента применяют жестокие, драконовские меры. Скажем, в Японии осенью приняли закон, по которому распространителю нелегальной кинопродукции грозит пять лет тюрьмы, а злостному потребителю – до трёх лет.

 

Впрочем, существует и другая точка зрения – скажем, левых либералов, в том числе и в Европе. Я ведь ещё являюсь вице-президентом Международной ассоциации продюсерских гильдий (­ФИАПФ) и как-то слышал на одном из заседаний выступление депутата Европарламента из левых, который говорил, что надо, мол, дать малоимущим возможность приобщаться к культуре бесплатно. Имелось в виду – путём скачивания нелегальной продукции из Интернета. Тут я не выдержал и ответил: пусть малоимущие приобщаются бесплатно к Сервантесу, Микеланджело, Шекспиру, Толстому, Чарли Чаплину. То есть к тем сокровищам, которые бесценны для культуры, но где срок прав иссяк. Почему это должно касаться современного искусства?

 

– Ренат, почему же в нашей стране так плохо идёт борьба с пиратством, с распространением в Интернете нелегальной продукции?


– В этой сфере есть мощное лобби, которое не хочет перемен по понятным финансовым причинам. Однако недавно сверху, политически, был поставлен вопрос об ограничении доступа в Интернете к информации, связанной с экстремистской деятельностью, детской порнографией и т.д. До этой «воли свыше» разного рода лоббисты утверждали, что технически провайдер вообще не может отследить и прикрыть никакой контент. «Мы просто провода», – скромно потупясь, говорили они. Как только была нажата кнопка сверху, оказалось, что технически эта задача вполне осуществима.

 

– Если представить себе идеальные взаимоотношения кино и государства, какими они, на ваш взгляд, должны быть?

 

– Первое, государство обязано создать законодательную базу, правовое пространство для жизни кино. Если это будет сделано, бюджетная, финансовая нагрузка на государство заметно снизится. Потому что тогда будут обеспечены более высокие доходы с проката российских картин – задача государства – прийти в провинцию. Большой бизнес туда не пойдёт – там другая платёжеспособность населения, большие сроки рентабельности, возврата вложений. И такие попытки государство начинает делать. Следующее. Надо ликвидировать вопиющее пиратство в Интернете. Если решить хотя бы эти вопросы, думаю, наше кино возродится и будет востребовано российским зрителем.

 

© АН

 

Наверх