< вернуться к списку

Президент Гильдии продюсеров России Ренат Давлетьяров — о задачах Года кино, борьбе с пиратством и новых проектах


Ренат Давлетьяров вновь стал президентом Гильдии продюсеров России. Первое после переизбрания интервью кинорежиссер и продюсер дал корреспонденту «Известий».

 

 

— Какие первоочередные задачи планирует решать гильдия в Год кино?

— Год кино — не просто красивое название, а значимые события для индустрии. Таким событием стал правительственный совет с участием премьер-министра Дмитрия Медведева. Повестка долго согласовывалась, туда были включены многие актуальные вопросы, и реакция премьера нас приятно удивила — он поддержал все пункты.

 

— Какие, например?

— Во-первых, вопрос о казначейском сопровождении в кино, которое при получении господдержки исключает авансирование. Но на авансовых платежах построена вся индустрия от заказа сценариев до оплаты субподрядчиков. Мы надеемся, что казначейское сопровождение отменят или скорректируют с учетом специфики кинопроизводства. 

 

Кроме того, обсуждался  вопрос рибейтов — системы возврата средств с тех территорий, где кинокомпания снимала фильм, истратив свои деньги и создав рабочие места. Такой частичный возврат расходов — общемировая практика, но в России и в Москве этого нет, что мешает развиваться индустрии.

 

— Известно, что одним из самых наболевших вопросов остается борьба с интернет-пиратством.

— По этому вопросу на совете выступал Константин Эрнст. Сейчас антипиратский закон находится на доработке в правительстве. Пираты откровенно насмехаются над законом: RuTracker пожизненно заблокировали, но его владельцы тут же открыли сайты-зеркала с тем же незаконным контентом. Индустрия несет огромные убытки: именно пираты убили отрасль издания фильмов на DVD, составлявшую ощутимую часть дохода. Не говоря уже о том, что из-за нелегального контента снижается посещаемость кинотеатров и рейтинги телеканалов. Поэтому закон надо ужесточать.

 

— Возвращаясь к Году кино: сейчас поднимается вопрос о том, чтобы господдержка через Фонд кино, которая в этом году осуществляется на безвозвратной основе, осталась такой и дальше.

— Безвозвратные госсубсидии хороши как антикризисная мера. Бизнес-климат изменился: коммерческие инвестиции в кино почти исчезли, компании не хотят рисковать деньгами. Брать банковские кредиты мы не можем из-за высоких процентных ставок. Исчез такой источник дохода, как продажи DVD-дисков, цены телевизионных продаж резко упали — телеканалы тоже сократили бюджеты. Закрылся прокат и телепродажи на Украине, которые всегда являлись дополнительной статьей дохода. Как в таких условиях возвращать госсубсидии? Возвратность можно возобновить, когда ситуация изменится.

 

— Еще одним событием Года кино стала кинофикация малых городов. Появятся новые киноэкраны, обязанные показывать от общего количества сеансов 50% российских фильмов.

— Прежде всего кинофикация — социальная мера. Несправедливо, что многие наши сограждане не имеют доступа к такому демократичному развлечению, как кино. Расширение кинотеатральной аудитории тоже необходимо: рынок растет медленно, но у нас большая страна, и понятно, что 3 тыс. кинотеатральных копий — не предел. А вот 50% российского кино — это вызов отечественной индустрии.

 

— Почему?

— У нас снимается крайне мало зрелищных фильмов. И упрекать, кроме себя, некого: ни государство, ни зрителя. Конечно, все стараются, но выходит не всегда. Возможно, это связано с тем, как наши продюсеры и режиссеры воспринимают мировые тренды. Нельзя отрицать: авангардным и главным в мире кино является Голливуд. Мы должны учиться создавать сценарии, шлифовать киноязык, монтаж. Кстати, американские картины — это не только «попкорн». Есть много выдающихся американских фильмов — в начале года выходили работы Иньяритту, Тарантино и т.д.

 

— В Год кино наша киноиндустрия тоже обещает нам несколько громких проектов — «Викинга», например.

 — Такие фильмы, как «Викинг», не могут быть моделью развития всей индустрии. Скорее, это прекрасная попытка показать образец высочайшего качества, который снимали больше пяти лет. Обычно на весь цикл производства фильма есть 1,5–2 года. Нам нужен качественный мейнстрим, без которого не может существовать киноиндустрия. Авторское кино тоже нужно, но не такое, которое никто не смотрит. Большинство зрителей хотят прийти в кинотеатр, чтобы на два часа погрузиться в иллюзию. А у нас многие до сих пор уверены, что снимать кино для людей — презренное занятие. И зритель платит нам тем же.

 

— А что сейчас снимаете вы как режиссер и продюсер?

 — Завершаю проекты, начатые в предыдущем году. 9 июня наша компания выпускает в прокат триллер «Чистое искусство»: фильм о подделках шедевров живописи по сценарию итальянского журналиста Марка Франкетти. Главные роли исполняют Анна Чиповская и Петр Федоров. Осенью выпускаем фантастическую комедию положений «Маленькие люди» — об ученом, уменьшившемся до размеров мыши. И, наконец, идет производство детской сказки под рабочим названием «Волшебник».

 

— Вы в качестве режиссера детской картины? Неожиданно.

 — Для меня это тоже неожиданно. Как впрочем, и каждый фильм, который я снимал как режиссер. Это были комедия, триллер, военная драма. Теперь вот сказка. Как минимум можно порадоваться разнообразию. Снимаем тяжело и добросовестно, хотя одна из «уникальностей» профессии в том, что трудолюбие и прилежание не дают стопроцентного успеха. Можно вкалывать, как лошадь, честно и с полной отдачей, и не иметь никакой гарантии, что результат всем понравится. Адреналиновая профессия. 

 

 

© Известия

 

 
Наверх